Главная » БАНКИ » «Отношения между РФ и Беларусью построены на личной химии Путина и Лукашенко». Эксперты о смене посла

«Отношения между РФ и Беларусью построены на личной химии Путина и Лукашенко». Эксперты о смене посла

Владимир Путин 30 апреля отозвал Михаила Бабича с должности посла России в Минске и назначил экс-губернатора, сенатора Дмитрия Мезенцева новым послом в нашей стране. Однако российские эксперты считают, что новый посол может изменить стиль в отношениях двух стран, но не их суть. Мнения российских политологов приводит издание «Ведомости».


Дмитрий Мезенцев. Фото: sco-russia.ru

Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов считает, что назначение Бабича стартово было экспериментом, поскольку репутации дипломата он не имел, а ожидания радикализации позиции России по Беларуси были не один год. И обычно они завершались компромиссами, а не украинизацией белорусского направления внешней политики Москвы.

«Российская элита не один год разрывается между тремя моментами: подспудным желанием территориальной экспансии под видом укрепления интеграции, сравнительно слабой мотивацией к этому — она куда слабее, чем белорусская мотивация уклониться от братских объятий, а также смутным подозрением, что в составе России Беларусь обойдется российской казне куда дороже, чем сейчас», — считает Виноградов.

По мнению эксперта, назначение Мезенцева внешне выглядит как шаг к дерадикализации и деэскалации, но «иммунитета против новых всплесков „интеграционной“ активности на этом направлении по-прежнему не выработалось».

Руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников отмечает: представить такое решение [смену посла] в отношении другой страны практически невозможно.

«Отношения между Россией и Беларусью построены на личной химии, как принято теперь выражаться, Путина и Лукашенко. И если что-то идет не так, то должен быть назначен кто-то виноватый. Лукашенко не устраивал Михаил Бабич, он слишком жесткий, в ряде случаев слишком публичный, а это вредит сложившемуся формату, который предполагает в том числе и неполное раскрытие информации разговоров между Путиным и Лукашенко. Тем более, что сейчас возникла очень острая ситуация по поводу нефти. Поэтому нужен другой человек, более дипломатичный в буквальном смысле слова. А Мезенцев человек опытный и доверенный, более искушенный, деликатный политик», — говорит Андрей Колесников.

В отношении Бабича и его назначения в Беларусь, считает Колесников, произошла ошибка — видимо, его кто-то пролоббировал. И ошибку исправили.

«Это совсем не похоже на обычную дипломатическую практику, это скорее политическая практика. Но и Бабич не дипломат», — отмечает Колесников.

Президент холдинга «Минченко консалтинг» Евгений Минченко считает, что за кулисами принятого решения «был большой торг». И новый посол — Дмитрий Мезенцев — пришел с другими полномочиями — [в отличие от Бабича] он не спецпредставитель президента, он просто посол.

«У Бабича была задача совершить некий прорыв в отношениях, в силу ряда объективных и субъективных причин этот прорыв не получился. Значит, сейчас [у России и Беларуси] будут посольские отношения. Активность в интеграции, видимо, снизится. Но тогда возникает вопрос: каковы будут экономические отношения?

Все это происходит на фоне определенной и четкой линии [России] по отношению, например, к Украине. Думаю, тут история такая: есть четкая политика с определенными приоритетами; персоналии могут меняться, но не меняются стратегические подходы. То есть произошел размен фигуры Бабича, который проделал за это время огромную работу, значит, будет дополнительный размен. Что-то потребуется и от Беларуси», — говорит Евгений Минченко.

«Назначение Мезенцева — сигнал о том, что Путин отдает себе отчет в важности белорусского направления»

Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам, считает, что новый посол Мезенцев в каком-то смысле личный кадровый резерв президента Владимира Путина. Мезенцев с Путиным прошел большой путь, начиная с 1990-х годов, с Петербурга. У него очень разнообразный опыт, в том числе он был генеральным секретарем ШОСа.

«Мне кажется, его назначение — это сигнал о том, что наш президент отдает себе отчет в важности этого направления. То есть это не просто кадровый дипломат, и тем более не человек из силовых структур, а человек, который имеет личный доступ к президенту. Наверное, это попытка отношения немного исправить, по крайней мере, послать такой сигнал. Принятие решений сейчас централизованно, а в отношениях между Москвой и Минском — тем более. Все идет на уровне общения двух президентов, которые находятся в постоянном контакте, и послы здесь не играют такой определяющей роли, как несколько десятилетий назад. Посол больше выполняет функции представительские, пиаровские — он должен создавать имидж, работать с общественностью и СМИ. Основные вопросы все равно будут решаться непосредственно между Лукашенко и Путиным, думать, что что-то здесь серьезно изменится, было бы неправильно. Тем не менее, детали тоже имеют значение», — считает Кортунов.

Эксперт допускает, что у Мезенцева могут быть свои, уже сложившиеся отношения с Лукашенко, и предполагает, что кандидатура нового посла была согласована и одобрена белорусским президентом.

«То есть в целом это сигнал позитивный: смотрите, мы посылаем человека, который будет стараться [улучшить отношения наших стран]», — резюмирует эксперт.

Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» отмечает, что Бабичу было поручено разобраться с отношениями [между Россией и Беларусью], которые с каждым годом «становились все более странными и менее четкими, и поставить их на более понятную, прежде всего экономическую основу».

«Но говорить о том, что уход Бабича что-то изменит, я бы не стал. Человек, который приходит — Мезенцев — совсем другого типа: опытнейший, очень аккуратный и тактичный, но человек с огромными связями и тоже облеченный доверием. Так что стиль, конечно, изменится, а суть — нет. Бабич ведь не потому так себя вел, что у него плохой характер. А потому, что отношения России и Беларуси дошли до некой фазы, после которой их нужно прояснять в ту или иную сторону. Речь об игре в интеграцию, которую при этом никто не признает: она де-факто происходит, но Беларусь всячески увиливает, а Россия тоже долгое время внятно не формулировала, чего хочет. Все это дошло до предела, после которого надо уже определяться — либо с интеграцией, либо с дезинтеграцией. Россия, естественно, предлагает резко углубить все форматы — и это никуда не денется. Это задача, которая будет реализовываться и дальше», — считает Лукьянов.

«Сейчас очень много высказываний о том, что Путин уступил Батьке. Но я бы не торопился с умозаключениями: думаю, Путин просто так не сделал бы такого демонстративного шага — он как бы действительно поддался [давлению]. Думаю, в ответ Лукашенко были изложены некие условия, которые дальше будут как минимум обдумываться и реализовываться. Мы это увидим. Мне кажется, тут более интересно, что сам Бабич себя проявил как человек очень неординарный. И если посмотреть на его послужной список, на то, чем он занимался, то я бы предположил, что ему предстоит очень большая и светлая карьера в нашей стране. За ним стоит внимательно наблюдать», — говорит эксперт.

Читайте также:

Бабич точно всё. В последние месяцы он несколько раз вступал в заочную жесткую перепалку с белорусским МИД

Хотел быть президентом, писал докторскую по психологии, знает Лукашенко. Шесть фактов о новом после России

Не туда посол. Бабича ушли, но Минску рано радоваться

Пресс-секретарь Лукашенко: Беларусь не против назначения нового посла России


Источник

Оставить комментарий